Головна Головна -> Твори -> Христианство и язычество: конфликт или согласие?

Христианство и язычество: конфликт или согласие?



Казалось бы, учебник истории отвечает на этот вопрос четко и недвусмысленно: принудительная христианизация. Объективная необходимость, которая толкала Владимира Великого к объединению восточно-славянских земель. Потом был долгий период адаптации, когда две религии существовали одновременно, образовывая странный симбиоз, который историки называют двоверием. Это было время, когда епископы рассылали сельским священникам грозные письма, требуя препятствовать обычным для крестьян «бесовским танцам», грозясь и самим священникам всякими наказаниями за «четверговую соль». Так как батюшки-славяне, хотя и рукоположенные в чин, смотрели на окружающий мир так же, как и их предки-язычники. И не видели ничего плохого в том, чтобы в Чистый Четверг перед богослужением положить под алтарь соль, а потом раздать ее пастве как средство для отпугивания нечисти и лечения болезней.

Епископы свирепели: эта магия, языческий за сутью обряд, создаваемый не в тайном капище, а в церкви! С двойными именами – все люди носили и крестильное имя, и одно, или несколько славянских – бороться даже не пытались, хотя, конечно, строгий византийский канон ничего подобного не разрешал. В летописях, которые вели сами монахи, мы во все время замечаем, что политических деятелей называют то христианским, то «светским» именем. Например, креститель Руси в «Повести временных лет» назван своим княжеским именем – Владимир, а его бабка, княгиня Ольга (тоже княжеское имя), имела еще два имени: крестильное (Елена) и языческое (Прекрасная). Да и сами служители Божьи…

То, что мы сейчас называем православием, похоже на приношение, которое появилось в совсем непригодные для этого условия, подкормленное чужими корнями. Это каноническое христианство, которое адаптировало к своему календарю и мифологии языческие обряды, уничтожило их суть, но сохранило форму, наполнив ее собственным содержанием: Масленица, ночь Ивана Купалы, Праздник-вечер. График сельскохозяйственных работ приспособлен к церковному календарю (и не церковной администрацией, а самим народом). Святая пятница приобрела вид девушки – требовательной, но вообще доброй. Святые, блаженные и великомученики «исполняют обязанности» давних богов. Например, Святой Влас вместо Велеса бережет скот, особенно коней. А Илья-пророк и Святой Георгий «убрали полномочия» Перуна: Илья ездит на громовой колеснице, а Георгий помогает воинам. Но это лишь на первый, невнимательный взгляд современное христианство, в частности каноническое православие, подверглось влиянию давней веры славян. Оно лишь развило, окрепло в борьбе с другой культурой.

И то, что мы считаем остатками язычества лишь трофеи победителя. Так как содержание жизни наших предков состояло в родстве с природой, а живая природа подчиняется солнечным циклам: за ночью наступает утро, одна пора года сменяет другую и так без конца. Каждый цикл в воображении язычника заканчивается смертью, а за ней обязательно идет возрождение, которое означает начало нового цикла, такого же самого, как и предыдущего. И в любой системе верований, в основе которой лежит обожествление природы, есть бог (у славян это Ярило), который каждый год умирает, чтобы потом воскреснуть. Да, язычество тоже знает вечную жизнь, но понимает ее как воспроизведение живой материи, а не души, и символ того бессмертия – колесо (его олицетворением был Полоз, бог-змей, покровитель скота и богатства).

Это бессмертие не отдельного существа, а биологического вида: растение продолжает себя в семенах, родители – в детях, круг замыкается. Нельзя сказать, что наши предки были аморальные: мы наверняка знаем, что они уважали родителей, особенно мать, осуждали убийства и кражи. Остатки этики язычества дошли к нам сквозь века в виде предрассудков: не общаться через порог, не ругаться возле печи, не садиться, не ложиться и не становиться ногами на стол, первой в новый дом пускать кошку, под окнами сеять мак…

Содержание их давно утрачено, их место заняла этика христианства, которая имеет совсем другое назначение. Цель всех мировых религий: христианства, ислама, буддизма и т.п. – разорвать круг и, апеллируя к лицу, а не к существу, к душе, а не к телу, заменить одно бессмертие другим.


Загрузка...



Схожі твори: