Головна Головна -> Твори -> Холодные нарциссы, будящие страсти толпы

Холодные нарциссы, будящие страсти толпы



В ХХ веке скандал становится неотъемлемой частью культуры. Нельзя не упомянуть движение дадаистов, каждая выставка которых – а проходили они в основном в кафе –   заканчивалась уничтожением возмущенной публикой картин и объектов и последующим избиением художников. Самой известной акцией дадистов явился знаменитый объект “Писсуар” Марселя Дюшана, выставленный им, что вызвало неимоверный скандал. Сюрреалисты, многие из которых в прошлом были дадистами также восприняли скандал как средство пропаганды своих эстетических концепций. Достаточно вспомнить, что один из основателей движения Андре Бретон считал идеальным сюрреалистической акцией (Находясь в толпе, наугад разрядить два револьвера), чтобы было видно как по душе было этой публике всякого рода хулиганство. Позднее отколовшийся от других сюрреалистов Сальвадор Дали прекрасно владел техникой скандала с целью “конструирования” собственного имиджа. Художник мог спокойно предстать на пресс конференции голым, читать лекции в скафандре, неустанно объявлять себя гением. Сальвадор Дали стал не просто эксцентричным живописцем, вызывающим споры критики, но и героем массовой культуры. В Москве, например, практически на любом книжном развале, где есть альбомы с репродукциями вы увидите альбом Дали. Тысячи людей часами стояли в очередях на выставку в ЦДХ, где экспонировались даже не картины, а гравюры метра. Существует торговая марка “Сальвадор Дали”, под логотипом которой ежегодно производится парфюмерии, галстуков, ювелирных изделий на многие миллионы долларов. “Авида долларз” – “жадный до долларов” – такое прозвище дали Дали испанские художники. Даже после смерти великого скандалиста его имя приносит прибыль.

Кино, газеты, а затем телевидение – средства массовой информации в ХХ веке стали создавать кумиров массовой культуры. Мир быстро меняется. Каждое новое поколение отвергает в большей или меньшей степени идеалы, которым поклонялось предыдущее. В молодежной культуре, во многом построенной на отрицании, скандал стал важным элементом. Сексуальная революция, распространение употребления наркотиков, движение хиппи в 60-х годах вызвали к жизни большое число рок-идолов, многие из которых пожинают лавры своей радикальности по сию пору. Также и панк движение породило своих кумиров, которые впоследствии вполне вписались в истэблишмент.

Примером взаимосвязи скандала, искусства и коммерции может служить хотя бы появление Дэвида Боуи на лондонском Вокзале Виктории в черном, отвечающего восторженной толпе фанатов фашистским приветствием, что вызвало скандал в СМИ и предшествовало “раскрутке” нового альбома Боуи.

В наши дни скандал также идет на руку “звездам”. Английский актер Хью Грант был застигнут полицией в собственной машине с проституткой на улице в Лос-Анджелесе. В результате скандала он потерял контракт на 20 млн. долларов, но, как было подсчитано потом, если бы время, которое уделило этому событию телевидение и место, которое уделили   газеты,   было бы использовано для рекламы, то ее цена составила бы 180 млн. долларов. Таким образом, Хью Грант как бы получил на 160 млн. долларов бесплатной рекламы.

CRN (Coefficient of Recognizing of Name – Коэффициент Узнаваемости Имени) – важное понятие, в том числе и в современной культуре. Светская хроника, сплетни, скандалы – неотъемлемые составляющие бульварной прессы. Скандал привлекает к личности влияние множества читателей, слушателей, зрителей. Следовательно, CRN повышается. Лицо, манера одеваться манера вести себя тиражируются и, следовательно, приносят прибыль. Многие процветающие сегодня модельеры на Западе сделали себе имя во времена экстремизма, скандальности моды панков.

“Будь Бодлер естественным, он, несомненно, затерялся бы в толпе. Боль неудовлетворенность. Порок – для него все это средства, с помощью которых он пытается добиться привилегированного места в мироздании. <…>   Ему известно, в какой мере он может довериться их < людей > мнению, пококетничать, когда чувствуешь их пренебрежение, имея возможность в любой момент взвиться, словно птица, оставить у них в руках свой образ, а самому вновь стать воплощенной свободой, неподвластной ничьему мнению” (7)

Многие скандальные личности подобны Бодлеру – их вызов обществу некая упреждающая мера, они часто ждут от людей подвоха, боятся, что их не поймут, над ними посмеются, их унизят, и, обладая значительной долей нарциссизма, сами начинают презирать “толпу”, возмущать ее своим поведением. “Я, Сальвадор, останусь там, где мне назначено быть, – наверху, без никого, один на один с химерой, окутанной смутным флером. <…> что значит высокое? Высокое – антитеза низкому. А что такое низкое? Я отвечу: хаос, масса, скопище, смесь; это ребенок – росток того темного безумия, что порождает анархию. Все левое – низкое. А все правое – это высь. Здесь монархия, иерархия…” (8)

Хотя скандалисты и разрушают общественную мораль, но, сами они как ни парадоксально, даже в самом своем скандальном творчестве используют приемы, тяготеющие к упорядоченности и подчас диктатуре (Упоминавшийся ранее скандал с Д. Боуи;   Сад, в языке которого даже при описании самых разнузданных оргий постоянно встречаются фразы вроде “построить группу”, скандальный русский писатель Э. Лимонов со своей Национал Большевицкой Партией).

Сюда же следует отнести и самого скандального писателя в японской литературе нашего века, и одного из самых скандальных в мировой, Юкио   Мишиму. “Персонажи большинства романов Мишимы оказываются физическими или психически увечными, их привлекают кровь, ужас, жестокость или извращенный секс… Идеолог ультраправых кругов Мишима выступал за возрождение верноподданнических традиций, проповедовал фашистские идеи…” – так сообщает о нем Большая Советская Энциклопедия, 3-е издание. Юкио Мишима   создал себе лозунг : “Создать прекрасное произведение искусства и стать прекрасным самому – одно и то же”. Этот принцип писатель всячески воплощал в жизнь. Наделенный слабым здоровьем он в достаточно зрелом возрасте начал заниматься культуризмом, карате, фехтованием на мечах. Мишима создал ультраправое “Общество щита”, военизированную организацию. Но все это, равно как и его скандальные литературные произведения были только увертюрой к спектаклю, который он устроил 25 ноября 1970 года. С детства одержимый фантазиями о смерти, писатель был еще более вдохновлен своим любимым литературным произведением “Хагакуре” японского буддийского монаха Ямамото Цунетомо, в котором сказано: “В ситуации “или-или” выбирай смерть”, а также “Всего можно достигнуть только фанатизмом”. Каждый скандал для Мишимы стал своего рода прелюдией смерти, каждый раз совершая тот или иной эпатирующий поступок, Мишима, бывший очень стеснительным, как бы идет на смерть, он умирает в скандале, чтобы превратиться в сверхчеловека. 25 ноября должен был стать для Мишимы днем наивысшего блаженства.   В 11 утра во дворе токийской базы Сил самообороны (Японии запрещается иметь армию после 2-ой Мировой войны)   появился писатель с двумя соратниками по “Обществу щита”.   Будучи проведенным в кабинет генерала, начальника базы, Мишима выхватил меч, отбил защиту охраны – в это время его сподвижники вязали генерала – и забаррикадировался в кабинете. Мишима вышел на балкон для того, чтобы обратиться с речью к солдатам. “Самураи вы или нет?! Мужчины вы или нет?! Ведь вы воины! Зачем же вы защищаете конституцию, которая запрещает существование армии?” – надсаживал голос Мишима. Солдаты кричали в ответ: “Идиот!”, “Слезай оттуда!”, “Отпусти генерала!” Так и не закончив речи, Мишима спустился и вернулся в комнату. “Они даже не слушали меня”,   – проронил он. Через некоторое время писатель, трижды прокричав “Да здравствует император!”, совершил харакири.   Смерть, согласно Юкио Мишиме, причем смерть на виду у тысяч людей стала художественной акцией.

При всей противоречивости своих проявлений скандал всегда находится на острие культурной жизни. Как бы ни презирали общество скандалисты, как бы ни старались спрятаться за свою агрессивность, бежать в свое уединение, они совершают то же, что и учитель дзен в приведенном примере, то же, что   и юродивые в Древней Руси и Средневековой Европе – они спасают общество от косности, ханжества.





Схожі твори: