Головна Головна -> Твори -> Украинская культура и мир

Украинская культура и мир



Чем богат мой народ? Какими сокровищами он может поделиться с другими? Возможностей немало: политика, экономика, культура, спорт, наука, религия, общественные и социальные достижения. И есть несколько «но». Мы живем в век глобализации и централизации мира. Политическим миром управляет Вашингтон, экономическим – Всемирная торговая организация, военным – НАТО. Околица религии – запрещенная зона из-за светского характера западных демократий, по образцу которых развивается, хотим верить, наша страна. По уровню гражданских свобод и системой бытовых возможностей мы – нормальное государство «третьего мира». Остается культура. Именно здесь мы, я убежден, можем сказать свое авторитетное слово. И доказательств этому море: серьезный успех наших музыкантов в России, и в первую очередь украиноязычных («Океан Эльзы», «Вопли Видоплясова», «Танец на майдане Конго»), интерес к нашей литературе в Западной Европе, в спорте – мировой триумф братьев Кличко, слава футбольной команды «Динамо» (Киев), в шоу-бизнесе – те же «Таврийские игры», имеет популярность туристическая индустрия Крым-Киев-Львов и т.д.

Но для того, чтобы новейшей украинской культуре найти свое место и для ее признания в мире надо решить один важный вопрос: как будет развиваться украинский миф, то есть каким образом будет формироваться традиционное массовое представление об Украине и украинцах. Пока что это романтический пейзаж, добродушные крестьяне, народное творчество. То есть, имеем дело с «этнографическим портретом» украинца. Этот вариант украинского мифа может существовать, я убежден, только как юмористическая стилизация. Положительным в нем есть единство с природой, но в целом этот образ Украины вреден для нас, поскольку насквозь проникнут проклятием «третьего мира» — провинционализмом. Другая дело, когда этот «этнографический пейзаж» или «ландшафт» используется для определения специфического характера украинской культуры (как визитка) – такую роль выполняет крестьянский интерьер в ресторанах, например, в Киеве возле Национального университета имени Шевченко.
Здесь уже отношение зрителя усложняется: находясь среди настоящих украинских стародавних вещей, он не может воспринимать их иронически, так как они порождают в нем собственные воспоминания и мечты. Третий аспект касается украинского мировоззрения.

Здесь, если украинский мир и его ценности выступают объектом смеха, юмор уже недопустим. В этом плане можно привести пример «Энеиды» Ивана Котляревского и «Дома на горе» Валерия Шевчука. Если Котляревский смеется над миром вместе с самоуверенными казаками, то, изображая украинский мир, Шевчук подает его в исключительно серьезном, таинственном и пугливом ключе (барочная мистика и демонология), отнюдь не давая повода для иронии. В конце концов, национальная идентичность как стиль повседневной жизни требует решительного переконструирования. «Козаченьки» в вышитых сорочках с шароварами не могут серьезно восприниматься жителями XXI столетия. Задача нового времени – построение нового украинского образа, с которым человек мог бы себя комфортно чувствовать в заграничной поездке или во время работе в интернете.





Схожі твори: