Головна Головна -> Твори -> Подвиг народа бессмертен. Размышления над романом К. М. Симонова «Живые и мертвые»

Подвиг народа бессмертен. Размышления над романом К. М. Симонова «Живые и мертвые»



Нельзя описать словами все те ужасы, которые произошли за жуткие пять лет.  Но во время войны советские люди очень чётко разделились на две группы. Одни воевали за свою Родину, не желая ни себя, ни подчиненных, если те у них были. Эти люди дрались до последнего, они никогда добровольно не сдавались в плен, не сдирали с военной формы знаки различия, они буквально своими телами преграждали путь немцам в глубь страны. Но существовали и другие, которые могли, будучи генералами или полковниками, прикинуться обычными крестьянами или, учуяв угрозу своей жизни, просто сбежать, дезертировать. Они заслуживали свои звания, сидя на мягких креслах в кабинетах и угождая вышестоящему начальству. Они не хотели, не желали идти воевать, подвергать себя опасности, а если и шли на войну, то всегда старались щадить свои драгоценные жизни. Они воевали не за Родину.  Очень ярко оба типа этих людей отображены в романе К. М. Симонова «Живые и мертвые».

Писатель сам прошел весь ад войны и знал обо всех её ужасах не понаслышке. Он затронул многие темы и проблемы прежде невозможные в советской литературе: рассказал о неготовности страны к войне, о репрессиях, ослабивших армию, о мании подозрительности, антигуманном отношении к человеку.

Главный герой романа – военный корреспондент Синцов, который узнает о начале войны в отпуске, в Симферополе. Он сразу же пытается возвратиться в свою редакцию, но, глядя на других бойцов, грудью вставших на защиту отечества, решает остаться воевать. И повлияли на его решения люди, готовые все сделать для родной страны, даже зная, что идут на верную смерть.

Синцов один из действующих персонажей, на долю которого выпали ранения, окружение, участие в ноябрьском параде 1941 года (откуда войска уходили прямо на фронт). Судьбу военного корреспондента сменила солдатская доля: герой прошел путь от рядового до высшего офицера.

Эпизод с летчиком – истребителем доказывает то, на что человек готов ради своей Родины. (В самом начале войны к нам на вооружение только начали поступать новые быстрые, маневренные истребители, но до фронта они ещё не дошли, поэтому летали на старых, гораздо более медленных и неповоротливых, чем немецкие «мессершмитты». Командир, генерал – лейтенант Козырев (один из лучших советских асов), повинуясь приказу, послал на верную гибель несколько бомбардировщиков – днем, без прикрытия. Они все оказались сбиты, правда, только после выполнения задания. Следующую группу бомбардировщиков он полетел сопровождать сам. Он на своем собственном примере доказывал, что на старых самолетах тоже можно драться с «мессерами». Но, выпрыгнув из самолета, он очень поздно раскрыл парашют и поэтому на земле лежал уже почти парализованный. Но все равно, завидев людей, – он подумал, что это немцы, – Козырев выпустил в них почти всю обойму, а последним патроном выстрелил себе голову. Перед смертью он хотел разорвать документы, чтобы немцы не поняли, что у них в руках один из лучших советских летчиков, но у него не хватило сил, поэтому он просто застрелился, не дался, хотя подходили не немцы, а русские.)

Следующий, так же глубоко преданный своей Родине персонаж – – комдив Серпилин. Это вообще один из ярчайших образов русской военной прозы. Это человек с одной из тех биографий, которые «ломаются, но не гнутся». В этой биографии отразилось все происходящее в верхушке армии в 30 – е годы. Всех талантливых стратегов, тактиков, командиров, руководителей ссылали по совершенно нелепым обвинениям. Так было и с Серпилиным. Поводом для ареста послужили содержавшиеся в его лекциях и бывшие тогда не в моде предупреждения о сильных сторонах тактических взглядов возрожденного Гитлером вермахта. Его амнистировали только за несколько дней до начала войны, но за годы, проведенные в лагере, он ни разу не обвинил советскую власть в том, что с ним было сделано, но «ничего не забыл и ни чего не простил». Он понял, что не время предаваться обидам – надо спасать Родину. Серпилин считал это чудовищным недоразумением, ошибкой, глупостью. А коммунизм оставался для него святым и незапятнанным делом.

В СССР в то время одни солдаты думали, что немцев не убить, не остановить, потому и боялись их, а другие знали, что немец смертен, потому били его как могли. Серпилин относился именно к тем, которые поняли, что враг не бессмертен, поэтому он никогда его не боялся, а делал все возможное, чтобы убить, задавить, растоптать. Серпилин всегда показывал себя как опытный командир, умеющий грамотно оценить ситуацию, поэтому он и смог впоследствии выбраться из окружения. Но еще он проявил себя как человек, готовый сделать что угодно, только бы поддержать моральный дух солдат.

Внешне суровый и немногословный, требовательный к себе и подчиненным, он старается беречь солдат, пресекает всякие попытки добиваться победы «любой ценой».

Достаточно вспомнить эпизод, когда Серпилин отказался умертвить старого друга, старшего по званию генерала Зайчикова, мотивируя это тем, что, будь они вдвоем, он, наверное, выполнил бы его просьбу, но здесь, в окружении, такой поступок может повлиять на моральное состояние солдат.

Следует вспомнить, что Серпилин, выходя из окружения, всегда носил знаки отличия, что говорило о том, что он будет драться до конца, до самой смерти.

… А в один «прекрасный день» «из бокового дозора пришел сержант, приведя с собой двух вооруженных людей. Один из них был низкорослый красноармеец. Другой – – высокий, красивый человек лет сорока, с орлиным носом и видневшейся из-под пилотки благородной сединой, придававшей значительность его моложавому, чистому, без морщин лицу».

Это был полковник Баранов с шофером – красноармейцем тот самый человек, который сделает что угодно, только бы остаться живым. Он убежал от немцев, поменял свою гимнастерку с полковничьими знаками отличия на ветхую солдатскую и сжег документы. Такие люди – позор русской армии. Даже его шофер Золотарев оставил свои документы при себе, а этот…

Сразу видно и отношение к нему Серпилина, а ведь они даже учились в одной академии. Правда, Баранов приложил руку к тому, чтобы Серпилина арестовали, но даже не из-за этой подлости презирает Серпилин полковника Баранова.

Баранов – карьерист и трус. Произносивший громкие слова о долге, чести, храбрости, писавший доносы на своих коллег, он, оказавшись в окружении, идет на все, лишь бы спасти свою жалкую шкуру. Даже Комдив сказал, что передовой Золотарев должен командовать трусом Барановым, а не наоборот. При неожиданной встрече полковник, понятно, стал вспоминать, что они вместе учились, служили, но у него ничего не вышло. Как выяснилось, этот полковник даже с оружием обращаться не умел: когда чистил свой автомат, выстрелил себе в голову. Ну и правильно! Не место таким людям в отряде Серпилина.

А самого Серпилина при выходе из окружения, при прорыве, ранило, так как он сражался в первых рядах. Но, даже если бы не добился, я думаю, пошёл бы защищать Москву простым солдатом, как сделал впоследствии Синцов.

Итак, война расставила все точки. Здесь сразу понятно стало, кто настоящий человек, а кто лжегерой. К счастью, вторых было намного меньше, но, к несчастью, они практически не умирали. На войне гибнут только храбрые, отважные люди, а всякие трусы, предатели только богатеют и получают большие возможности, большое влияние. Но роман К. М. Симонова «Живые и мертвые» читается с восхищением. Постоянно присутствует чувство глубокого морального удовлетворения, что в России есть люди, способные на подвиги, и их большинство. К сожалению, таких людей иногда может выявить только столь ужасное событие, как война.





Схожі твори: