Головна Головна -> Твори -> Они горой за Родину стояли

Они горой за Родину стояли



В этом году исполняется 65 лет со дня победы над фашистской Германией. И нет, наверное, в России такой семьи, где хотя бы один человек не исполнил бы свой долг перед Родиной, не защитил бы её. Кто-то остался там, вечно молодой, полный сил; а кому-то посчастливилось вернуться домой живым. Пусть даже раненым, исколотым и изрезанным, с навсегда оставшимися шрамами, напоминающими о тех великих и ужасных событиях, но живым. Никого не нужно забывать, ничего не нужно забывать. Каждый должен знать о тех, кто ценой своей жизни добивался свободы. Я хотела бы рассказать о своём прадедушке.

22 февраля 1924 года в семье Никиты Ивановича и Марии Ивановны родился сын Николай. Он был самым младшим ребёнком в семье Гашниковых. Рос драчуном, всегда ходил с шишками и синяками. Не по годам был сильным, рослым мальчиком. В уме мог сосчитать любые цифры. Обладал феноменальной памятью и удивительными математическими способностями. Но не закончил школу, так как его выгнали из 3-го класса за плохое поведение.
Трудиться начал рано. В сельхозартелях работал на сенокосе на конных граблях, накладывал сено на волокуши. Работал на конной лобогрейке. Зимой возил сено на ферму. Огромные нагрузки ложились на хрупкие мальчишеские плечи.

Наступил июнь 1941 года. 22 июня было обыкновенное воскресное утро. Деревня жила давно приевшейся, обыденной жизнью. Старики, по случаю праздника Троицы, сидели на завалинках в расшитых холщовых рубахах. Ребята плескались на озере. В тени сидели мужики, ожидая поклёвки. А на Западе, где-то на границе немецкие танки, самолёты, мотопехота и другие воинские подразделения перешли границы нашей Родины.

В 12 часов голос Левитана объявил о начале войны. После выступления Молотова у конторы собралась вся деревня. К вечеру приехали представители парфёновского военкомата и уполномоченный от райкома КПСС. Началась запись добровольцев на фронт. Записался и Николай. Но18 лет ему исполнилось бы только 22 февраля 1942 года. И если бы не поступок Алексея Уланова, бывшего политкаторжанина, который изловчился подделать запись в свидетельстве о рождении, ему бы пришлось забрать своё заявление. Так Николай стал на один год старше.

Прошла неделя. Сводный отряд рано утром под командованием молоденького младшего лейтенанта отправили пешком на станцию Топчиха. Там их посадили в вагоны для перевозки скота и, минуя Барнаул, отправили на сборный пункт города Бийска. Их учили воинской науке, обрили, одели в новые гимнастёрки, привели к присяге, дали военные билеты. Осенью, в конце октября, в составе 42-й стрелковой бригады Николая отправили на фронт.

Зима 1941 года наступила рано и была очень холодной. До Москвы доехали на удивление быстро. Ночной марш-бросок был долог и утомителен. Остановились под утро на краю голой балки. К линии обороны стали подтягиваться со стороны балки, уставшие, оборванные бойцы. Несли раненых, измученных солдат. Наверное, тогда Николай понял, насколько страшна и беспощадна эта война.

Оставшиеся минуты до немецкой атаки бойцы обустраивались в окопах, докуривали самокрутки. В половине десятого утра над окопами закружилась 2-х фюзеляжная «Рама» – немецкие самолёты-разведчики. Казалось, что каждая бомба летит в тебя. Вскоре в наступление пошли танки. Ещё две атаки предстояло выдержать.

Где-то там, за спиной , находился резервный фронт под командованием Жукова, подтягивалась артиллерия , строила свои оборонительные рубежи дивизия Панфилова. Стояли в лесочке новенькие тридцатичетвёрки Катукова, готовились к первому залпу «Катюши».
А здесь, среди смрадно дымящихся железных коробок Гудериановских танков, погибали остатки сибирской бригады.

К концу 5-го дня из 300 бойцов батальона осталось не более двух десятков измученных, оглушённых, контуженных бойцов. Раненный в левое плечо мой прадед был среди этих солдат. Лечился он в бывшей сельской школе, оборудованной в армейский госпиталь. Раны долго не заживали, гноились. Антибиотиков не хватало, поэтому раны промывали спиртом и кололи для обезболивания морфий.
Здесь же прадеду вручили медаль «За Отвагу».

В конце января 1942 года Николай был направлен на Воронежский фронт под командованием Ватутина. Вскоре, у подножия горы «Заячья», где-то на Украине, мой прадед встретил своего односельчанина и друга Шаповалова И.Н. До половины горы не добрался батальон: был рассеян, уничтожен.

Наступил тот самый последний роковой день: 27 января 1945 года. Мина взорвалась совсем рядом, с Николаем. Только поздним вечером санитары вынесли его безжизненное тело. Николая отвезли во фронтовой госпиталь, затем санитарным поездом в далёкий тыловой госпиталь города Свердловска. Очень долго врачи боролись за его жизнь. Кожа на спине была настолько изодрана, исполосована, что её невозможно было зашить. Наконец, молодость и жажда жить победили. День Победы прадед встретил в команде выздоравливающих со свидетельством об освобождении от воинской обязанности и пожизненной группой инвалидности. Так и остались незаживающие раны. Даже спустя годы из тела выходили осколки мин и гранат.

После выписки из госпиталя направили Николая в 3-ю гвардейскую танковую армию генерала П.С.Рыбалко в 51-ю танковую бригаду подполковника М.С.Новохатько, непосредственно в разведроту старшего лейтенанта , в будущем Героя Советского Союза- Гонта.
Военная судьба бросала Николая, наверное, на самые сложные участки фронтов. Защита Москвы, Сталинградская битва, Курская дуга, освобождение Киева и многих других городов Украины, форсирование Днепра, Одера, битва под Прохоровкой. Дошёл до окраины Берлина, получил перед окончанием войны тяжёлое ранение в грудную клетку автоматной очередью, прошившей насквозь солдатские лёгкие, предплечье и руку.

Прадед много рассказывал о войне моему деду, своему сыну: о своих друзьях-разведчиках, о том, как ходили за «языками», как глубоко в немецком тылу им удалось пленить эсеровского штурмбанфюрера и с риском для жизни, прикрывая его от пуль, перетащить через нейтральную полосу. За эту операцию прадед был награждён первым Орденом Отечественной войны. Как, переодевшись в немецкую форму, блуждали они в немецких тылах, ежедневно передавали новые данные нашему командованию. За этот рейд, в тыл врага, он был награждён медалью «За боевые заслуги».

Впереди его ждала мирная жизнь на родном Алтае, в родной деревне Новоникольске. Но это совсем другая история.
Умер Гашников Николай Никитович 27 марта 1994 года.

Помните всё, что случилось,
Пусть ещё не было вас.
Это вам помнить под силу –
Деда иль матери сказ.
Пусть всё ушло безвозвратно.
Время – не лучший наш друг.
Оно словно шелковой тряпкой
И счастье сотрёт, и недуг.
Время пройдёт… Наши дети,
Рты от восторга открыв,
Рассказ будут слушать про деда,
Надолго в душе сохранив.

Я не была на той войне, Великой войне. Я знаю о ней лишь из рассказов Ветеранов, из книг, СМИ, фильмов. Но иногда, вглядываясь в глаза Ветерана, я вижу боль потерь, сожаление о том, что это время выпало именно на их молодость, обиду за то, что современное общество не замечает проблем, даже не старается порой помочь.

Победу советского народа в Великой Отечественной войне не надо принимать как должное. За ней стоит много человеческих жизней, потерь, слёз. 9 мая, в День Победы, многие Ветераны не сдерживают слёз. Войну забыть невозможно. Время залечит физические раны, но раны душевные оно не в силах залечить.

Я горжусь тем, что мой прадед воевал на этой войне. Как много хочется расспросить, разузнать. Но его уже нет. Стоит помнить, что человеческая жизнь коротка. Близкие нам люди порой уходят из жизни так неожиданно. С каждым годом ветеранов Великой Отечественной войны становится всё меньше.

Внимание и забота – вот что нужно им для счастья. Каждая минута нашей жизни бесценна. Давайте проводить эти мгновения с нашими близкими. А тех, кого нет с нами, будем помнить в наших сердцах.


Загрузка...



Схожі твори: