Головна Головна -> Твори -> Если бы Ленский не был убит на дуэли (размышления)

Если бы Ленский не был убит на дуэли (размышления)



Раздумья о возможной судьбе героя
Дохнула буря, цвет прекрасный
Увял на утренней заре,
Потух огонь на алтаре!..
А. Пушкина
В романе А. Пушкина «Евгений Онегин», как и в одноименной опере П. Чайковского, есть две сильнейших сцены, которые поражают читателя и зрителя. Это последняя встреча Татьяны и Онегина и гибель Ленского на дуэли. Перед нашими глазами происходят две трагедии, с которыми тяжело смириться. Хочется перелистать страницы и возвратить назад, туда, где Онегин влюблен и счастливый найденным смыслом жизни, надеждами (почти как Ленский в свое время), а юный поэт еще жив, и никаких мыслей о дуэлях, о смерти.

Со смертью примириться тяжело. Особенно, если гибнет молодой человек

В чьем сердце билось вдохновенье,
Вражда, надежда и любовь,
Играла жизнь, кипела кровь…

И гибнет не на поле битвы, когда тяжело избегнуть смерти, когда у человека нет выбора, а без толку:

Во цвете радостных надежд,
Их не свершив еще для света,
Чуть из младенческих одежд, Увял!

Что мог бы сделать для мира Владимир Ленский, если бы не был убит на дуэли? Пушкин, прощаясь с Ленским, тоже думал о его возможной судьбе: красавец, молодой, почитатель Канта, поэт… Он мог бы со временем стать философом, ученым, настоящим, серьезным поэтом:

Быть может, он для блага мира
Иль хоть для славы был рожден;
Его умолкнувшая лира
Гремучий, непрерывный звон
В веках поднять могла.
Поэта, Быть может, на степенях света
Ждала высокая ступень.

Ведь сам Пушкин тоже когда-то писал романтические стихи, был легкомысленным и зажигательным. Года, опыт сделали бы пылкого юношу мудрее, серьезнее… Он нашел бы свой путь в жизни, встретил бы многих замечательных, интересных людей, свою настоящую любовь, жил бы настоящей, а не книжной жизнью.

А может быть и то:
Поэта обыкновенный ждал удел.
Прошли бы юношества лета:
В нем пыл души бы охладел…

Дальше Пушкина рисует для Ленского картину возможной обычной жизни, в которой бы герой жил в селе, счастливый, безопасный, носил бы халат, пил, ел, скучал, толстел, пока умер бы среди детей, шумливых женщин и врачей. Могло бы быть и так. Его страдальческая тень… понесла с собой святую тайну…

Но как бы там не было, если бы не дуэль – у Ленского впереди была бы целая жизнь. Как бы она не сложилась, это лучше бессмысленной смерти в восемнадцать лет.

Поэта память пронеслась,
Как дым по небу голубому,
В нем два сердца, может быть,
Еще грустят…

Это Татьяна и Онегин. Их тоже счастье обойдет. Но едва ли они хотели бы поменяться судьбой с Ленским.

Пушкин – свой для всех эпох.
Все в мире покроется пылью забвенья,
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья:
Лишь дело героя да речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.
Фирдоуси

Поэзия Пушкина и сам его образ – это пульсирующая каждую минуту жизнь. Для нас Пушкин некогда не будет застывшим классиком. Это потому, что свыше полтора столетия тому назад поэт писал о том, что сегодня воспринимается как очень личное, свое, жизненно важное, современное. Читаешь любовную лирику Пушкина и теряешь ощущение времени, кажется, что все это о нас. Разве не о моей влюбленности эти строки:
«Вы улыбнетесь – мне отрада,
вы отвернетесь – мне тоска…»?

Или эта болезнь любви, которая познается за всеми приметами:
Без вас мне скучно – я зеваю;
При вас мне грустно – я терплю;
И, мочи нет, сказать желаю,
Мой ангел, как я вас люблю!

Или эта мольба влюбленного поэта:. «Аллина! Сжальтесь надо мной. Не смею требовать любви!» Все это находит отклик в наших сердцах. Мы, конечно, вслух так не говорим, но чувства в нас такие же. В этих и других строках о любви, написанных великим поэтом, читатели во все времена будут узнавать о своем, тайном.

Мы не перестаем испытывать удивление: как поэт, который жил в первой половине XIX столетия, мог знать, о чем мы будем думать в начале XXI столетия? В его поэзии мы узнаем свои проблемы, свою радость и свои нелады. Это удивление и познания ведет нас к искренней связи между нами и Пушкиным.

Сейчас много говорят и пишут о потере моральных идеалов, об отсутствии духовности. Мне кажется, что Пушкин на примере декабристов чудесно сумел показать моральный подвиг человека. Если политические понятия об опустившемся рабстве и об «обломках самовластия» воспринимаются нами как исторические факты, то «дум высокое стремление» – как главный результат жизни и подвига декабристов. Именно благодаря этому они были лучшими людьми в свое время и остаются такими же сегодня. «Дум высокое стремление» – это тот идеал, к которому «не зарастет народная тропа». Она через прошлое ведет к будущему. Идеалов в современную эпоху так не хватает!

Свой Пушкин для молодежи еще и потому, что он поздравлял «племя младое, незнакомое». В стихе «Снова я посетил…» поэт обращается к «молодой роще», что разрослась за время его отсутствия, к «зеленой семье» и надеется, что когда-либо проходя границу «владений дедовских», его внук вспомянет о нем. Так заведено, что мы живем в тех, кто вспоминает нас, и в том, что о нас вспоминают. Через год после «Снова я посетил…» Пушкин создает «Памятник» – стих о бессмертии уже не просто человека, а поэта. Оба стиха объединяет мысль: «весь я не умру». Но в «Памятнике» масштабы расширены так, что они охватывают и нас с вами. Не «мой внук» – а «гордый внук славян», не «владения дедовские» – «по всей Руси великой» и даже «в подлунном мире», не «путь, изрытый дождями» – «народная тропа».

Пушкин верил, что его поэзии предназначена длинная жизнь. Наверное, он, пронизывая поэтической интуицией время, знал, что станет своим в каждой грядущей эпохе. Своим и до сих пор непревзойденным. Хотя бы потому, что еще никто не создал строки чище и поэтичнее, чем эти:

Исполнились мои желанья.
Творец Тебя мне ниспослал, моя Мадонна,
Чистейшей прелести чистейший образец.


Загрузка...



Схожі твори: