Головна Головна -> Твори -> Чарлз Диккенс — основоположник критического реализма в английской литературе

Чарлз Диккенс — основоположник критического реализма в английской литературе



Чарлз Диккенс – основоположник критического реализма в английской литературе и величайший, истинно народный английский писатель. Диккенс родился в семье мелкого клерка и рано узнал, что такое нужда и нищета. Безденежье, трудная юность Диккенса отразились в той или иной степени во многих его произведениях. Литературное наследие Диккенса огромно – пятнадцать романов и множество сочинений других жанров. Многие из книг Диккенса еще в прошлом веке вошли в круг детского чтения.

Н. Г. Чернышевский назвал Диккенса «защитником низших классов против высших». Действительно, хотя либерал Диккенс и не мог стать на сторону современного ему демократического движения чартизма, не знал путей преодоления описываемых им социальных кризисов, творчество его было исполнено протеста против бесчеловечной реальности капитализма. Ошибкой было бы считать Диккенса своего рода «посторонним», лишь со стороны наблюдавшим за ходом английской общественной жизни. Литературная деятельность Диккенса началась с журналистики, он на деле знал то, о чем мы теперь узнаем лишь из его книг. С трудом может представить себе современный читатель те бесконечные издевательства над человеческим достоинством, пытки голодом и холодом, на которые был обречен английский народ, частью которого чувствовал себя Диккенс. Очень много сделано Диккенсом в изображении английских детей: до него литература не знала такого  проникновенного и подлинного описания страданий, переживаний ребенка, лишенного даже самых скромных детских радостей,- ребенка, не знающего, что такое игра, но зато отлично знающего, что такое четырнадцатичасовое стояние у станка.

Своеобразие художественного мышления Диккенса состоит прежде всего в исключительно тонком искусстве типизации, примененном к обществу, для которого социальный контраст стал социальным законом. Диккенс создал изумительную по точности и разнообразию галерею современных ему социальных И психологических типов. Эта сторона творчества Диккенса во многом определила традиции английского реализма конца XIX и XX века, придала ему национальное своеобразие. Успех пришел к писателю с выходом в свет одной и» первых его книг – «Записок Пиквикского клуба»(1836-1837). Это юмористическая эпопея, представляющая собой сменяющиеся картины английской жизни начала XIX века. Сатирические ноты в повествовании еще приглушены, но в книге уже отчетливо звучит особый юмор автора, появляются первые портреты знаменитых диккенсовских «чудаков» (Пиквика и его спутников), исподволь сеющнх добро на земле.

«Оливер Твист» (1838), следующий роман Диккенса, показал читателю, что Диккенс – не только тонкий юморист. В центре романа – неприкаянные дети бедняков, их безнадежное будущее, жалкая судьба. Если «чудаки» Диккенса – это его позитивная программа, люди, которые призваны исправить общественную дисгармонию, то дети в творчестве Диккенса – это его «униженные и оскорбленные», те, на чью долю выпадают страдания. В этом отношении Диккенс близок другому величайшему писателю XIX века – Достоевскому.

Диккенса всегда волновала проблема детства, неотделимая от тех скрытых социальных катастроф, которые потрясали все английское общество. В 1834 году в Англии был принят закон о бедных, предоставлявший безработным и бездомным детям право гнить заживо в «работных домах». Как раз в такой «работный дом» и попадает сирота Оливер. Оттуда он бежит в Лондон и в грабительской шайке обучается воровскому искусству. Новаторский синтез художественных приемов, которые к этому времени разработал Диккенс, отчетливо проявляется в лондонских эпизодах, изображающих человеческое отчаяние, которое до того выражалось лишь в прямолинейных схемах чартистской поэзии. В конце романа торжествует привычная для современников Диккенса моральная схема, и Оливера спасает от падения добродетельный горожанин Браунло.

Здесь, в своем первом социальном романе, автор еще далек от того, чтобы понять, в чем же корень зла, но свою задачу он видит пока не в понимании, а в изображении ежедневной трагедии маленького героя. Так же  внутренне  противоречив  и  следующий  роман  Диккенса «Жизнь и приключения Николаса Никльби» (1839). Самое убогое существование влачат герои романа, бедные лондонцы; современники Диккенса были потрясены тем, как изобразил писатель чудовищные приемы воспитания детей в йоркширской школе. В этой книге возникают новые для Диккенса темы: тема ростовщичества, в самой психологии которого автор видит источник зла, и – если пользоваться тут словами Достоевского – тема преступления и наказания. Крах Ральфа Никльби, дяди героя, ростовщика, наказание за его многочисленные преступления – это уже не прежняя схема, ибо наказание это носит прежде всего нравственный характер. Правда, этому бесчеловечному пройдохе противостоят в романе «добрые банкиры», братья Чирибл, но их участие в развязке воспринимается, конечно, как чистая литературная условность. В «Николасе Никльби» зло, в том числе социальное, предстает перед нами олицетворенным, связанным с моральной ущербностью. Ростовщичество Ральфа Никльби – это не только дача денег в рост, но и такое же обращение с человеческими душами. Отвратительный ростовщик Квилп воплощает зло и в романе «Лавка древностей» (1841). Квилп «покупает» старика-антиквара Трента с’его внучкой Нелл, с его лавчонкой, со всем его жалким достоянием, а потом вышвыривает за ненадобностью. Начинаются скитания Трента и Нелл. Из большого города, где они никак не могут ужиться, они перебираются в деревушку, пока еще недоступную для заводов и машин. Судьба героев обрывается: Нелл, а за нею и Трент умирают, не дождавшись помощи, поверженные ростовщиком, на глазах у Диккенса прибирающим к рукам всю Англию. Все чистое и светлое в романе связано с образом ребенка, маленькой Нелл, окруженной поэтическим ореолом. С маленькой Нелл связаны в книге и оригинальные, полусказочные мотивы.

Печальный конец романа, когда происходит столкновение сказки с реальностью и гибнет маленькая Нелл Трент, потряс современников. Диккенса даже обвиняли в жестокости. Известный ирландский политический деятель О’Коннел с криком: «Он не должен был убивать ее! Она была слишком добра!» – выкинул книгу за окно.

Новый этап в творчестве Диккенса, связанный с углублением социальной критики, начался с появлением романа «Домби и сын» (1848). По жанру этот роман приближается к «романам воспитания». Для мистера Домби все измеряется корыстью и интересами фирмы: дочь мистера Домби Флоренс нимало его не интересует, ведь она не может принести пользы торговому дому; зато от своего сына Поля он ожидает многого, мечтая повторить в своем наследнике себя, страсть к деньгам, безразличие к людям. А мальчик нуждается в ценностях совершенно иного рода: в любви, ласке, участии. Смерть Поля потрясает мистера Домби, но не как личная трагедия, а как провал сделки, жизненно важной для фирмы. Роман завершается самой, страшной для мистера Домб.и катастрофой: он разоряется. Некогда безразличный к человеческим ценностям, мистер Домби все-таки становится человеком, отыскивает дочь, прибегает к ее помощи.

Концепция детства – оригинальная, продуманная – явно чувствуется в каждом романе Диккенса. Его мысль о том, что судьбы детей зависят от окружения, что в обществе, построенном на угнетении, дети – самая бесправная и угнетаемая часть общества, будь то лишенный семьи Олизер или наследник торгового дома Поль Домби, обратила ка себя внимание современников. Для Диккенса дети – это совесть человечества, и, чтобы она была незапятнанной, необходимо бороться за то, чтобы у детей было детство,  доверять судьбы детей  надежным людям.

В своих статьях и выступлениях писатель-публицист требовал создания в семье и школе здоровой нравственной атмосферы. Проблемы воспитания он тесно связывал с вопросами образования. «Бок о бок с Преступлением, Болезнями и Нищетой по Англии бродит Невежество, оно всегда рядом с нами,- писал Диккенс.- Этот союз столь же обязателен, как союз ночи и тьмы»  С целью объединить семью в один духовный коллектив писатель создал журнал «Домашнее чтение» для людей разного возраста. В обращении к читателям его издатель писал о своей надежде на то, что общение за семейным столом будет способствовать развитию благородных традиций, а совместное чтение будет разжигать «огонек фантазии… в яркое пламя вдохновения»2. Во многих статьях Диккенс развивает мысль о том, что человечество должно стремиться к самоусовершенствованию ради своего Потомства. Слово это он всегда пишет с большой буквы.

Диккенс обладал самым редким у писателей даром – даром сострадания. Он был наделен не только чувствительностью к злу (откуда его поразительно достоверные изображения бед человеческих) , но и такой же чувствительностью к добру, умением распознать добро в неприметных, «неинтересных» для беллетриста персонажах. Именно благодаря этому в английскую литературу вошли диккенсовские «чудаки» наряду с диккенсовскими «злодеями», именно благодаря этому изображение человеческих трагедий у Диккенса поднялось над просветительской риторикой, стало воистину жизненным. Зло у Диккенса не носит окончательного характера, в самых трагических коллизиях оно оказывается посрамленным, и делается это руками не сверхгероев, а «чудаков», знающих великую цену «малых дел».

Уже в 40-50-е годы Диккенс становится в России одним из самых любимых писателей. Н. Г. Чернышевский в статье «О том, какие книги должно давать читать детям» горячо рекомендовал романы Диккенса. Правда, сокращенные переводы его книг вызывали протест у прогрессивных русских педагогов. Переводы Л. Шелгуновой, А. Архангельской страдали тем, что, кроме сюжетной схемы, в них ничего не оставалось от великого английского романиста. Российские переводчики М. Энгельгардт, А. Кривцов, Е. Бекетова, Е. Ланн, М. Клягина-Кондратьева и другие стремятся донести до читателя всю глубину мыслей Диккенса, обаяние его светлого юмора и его лирики.


Загрузка...



Схожі твори: