Головна Головна -> Твори -> Сказки и легенды фольклорной и литературной основы

Сказки и легенды фольклорной и литературной основы



В свете современных разыскании и исследований гораздо яснее вырисовывается соотношение в каждой конкретной сказке фольклорной и литературной основы. Сказки братьев Гримм, конечно же, не были сочиненными, наподобие тех, какие писали Клеменс Брен-тано, Вильгельм Гауф или Ханс Кристиан Андерсен. Но в своем окончательном виде они заметно отдалились и от устной фольклорной сказки. Еще советский фольклорист М. К. Азадовскии подчеркивал, что «литературная обработка» Вильгельма Гримма шла по линии придания текстам «как можно большей внешней сказочности, живости, наивности»*. Великолепное художественное чутье В. Гримма позволило ему при столь разнородных источниках добиться известной цельности, стилистического единства сказок. Так и живут сказки братьев Гримм словно бы двойной жизнью: одной жизнью для науки, для филологии и фольклористики, где взвешиваются диалектные особенности и оцениваются варианты, где каждая сказка обрастает томами примечаний, сравнений и параллелей с соответствующими местами в сказках других народов, где сказки классифицируются и систематизируются по темам, сюжетам, группам.

И в то же время в сознании широких слоев читателей всего мира эта книга живет другой, более значительной и вольной литературной жизнью. Не менее любопытный материал для размышлений современных исследователей предоставляет и большинство научных работ братьев Гримм. Например, «Немецкая мифология», написанная Я. Гриммом и впервые изданная в 1835 году, – это гигантский труд по описанию немецкой мифологии как самостоятельной части единой германо-скандинавской мифологии, на широком фоне сопоставления ее с мифологиями многих европейских и азиатских народов. Может быть, уникальный филологический универсализм Я. Гримма нигде не проявился с такой полнотой и всеохватностью, как в «Немецкой мифологии». Научный универсализм Я. Гримма, его очевидное стремление к синтезу самых различных гуманитарных наук, безусловно, в основных чертах сохраняют свое значение вплоть до наших дней – пускай даже отдельные его сопоставления и не подтвердились, а ряд гипотез и до сих пор ждет подлинно научного обоснования. Но цель свою Я. Гримм видел достаточно ясно: доказать всеми доступными средствами, во-первых, исконную самобытность и огромное культурное значение древнейших языческих народно-мифологических верований и, во-вторых, утвердить исконное родство и единое происхождение всех индоевропейских народов на основании родства мифологии на начальном этапе развития этих народов. При этом Я. Гримм постоянно оперирует огромным лингвистическим, этнографическим, мифологическим, фольклорным, историческим материалом из жизни всех индоевропейских (и не только индоевропейских) народов.

Сравнительно-мифологический метод раскрытия истоков и специфики народной культуры и национального духа, разработанный Я. Гриммом, во многом связан с идеями романтического универсализма и романтического синтеза. К романтизму восходит также концепция народа и некоторая идеализация языческой (дохристианской) эпохи, что в свою очередь позитивно сказалось на выработке более критического подхода к оценке исторической роли христианства. Широта универсально-синтетического подхода Я. Гримма к изучению древностей национальной немецкой культуры была во многом утрачена его последователями, также сузилась и сфера применения разработанного им сравнительно-мифологического метода в восстановлении древнейших слоев не только германо-скандинавской, но и всей индоевропейской мифологии. По сути дела, лишь современная наука постепенно подходит к разрешению основных задач, поставленных Якобом Гриммом в «Немецкой мифологии», при этом, естественно, значительно уточняются не только отдельные детали и частности, но корректируются и общие взгляды Я. Гримма на сущность и происхождение мифа, его роль в истории человеческой цивилизации. В то же время современная наука в отдельных случаях возвращается на позиции, близкие к исходным позициям Я. Гримма. Например, Я. Гримм был решительным противником теории «бродячих сюжетов» еще до научного оформления самой этой теории (прежде всего в трудах А. Н. Веселовского). Миф, по мнению Я. Гримма, – общее достояние народов; заимствования и влияния, как частные факты, безусловно, имели место, но ими ни в коем случае не объясняется сходство многих основополагающих черт в мифологии индоевропейских народов. Сложнее обстоит вопрос с объяснением самобытности того или иного народа. Научное обоснование связей между национальной мифологией и национальным характером во многом остается открытым и на сегодняшний день.

Братья Гримм вывели германскую филологию из подчиненного положения, какое она занимала в исторической школе права, и значительно расширили ее границы. Современные словари трактуют германистику как «совокупность наук, изучающих язык, литературу и культуру германских народов». Эту «совокупность наук» сами братья Гримм понимали чрезвычайно широко: онл включали сюда сравнительное языкознание, историю германских племен и народов, их этнографию, быт, обычаи, правовые отношения; источниковедение и историографию; разыскание, издание и историческое объяснение всевозможных памятников отечественной словесности. Оки включали сюда также германскую и сравнительную мифологию, разнообразные области фольклора. Братья Гримм разыскали, издали, перевели и прокомментировали многие и разнообразные памятники германских, романских и скандинавских древностей (в том числе «Песнь о Хильдебранде», «Немецкие предания», «Древнедатские героические песни», семь томов «Древностей германского права» и г. д.). В 1826-1837 годах Я. Гримм написал четыре тома «Немецкой грамматики», заложив тем самым прочный фундамент исторических исследований германских языков. С 1838 года и до самой своей смерти оба брата неустанно трудились над созданием универсального по своему замыслу «Словаря немецкого языка», может быть самого основательного во всей лексикографии. Первая часть словаря появилась в 1853 году (последний, 380-й, выпуск, увидел свет уже в 1961 году).

Только простое перечисление всего сделанного братьями Гримм заняло бы не одну страницу. Здесь пришлось бы назвать, и издание «Испанских романсов» Якобом Гриммом в 1815 году, и «Песнь о Роланде», опубликованную Вильгельмом Гриммом в 1838 году, и важнейшую научную работу В. Гримма «Германские героические сказания» (1829), где с такой полнотой были представлены средневековые саидегельства о германском героическом эпосе. И так один труд за другим до самой смерти: Вильгельм умер в 3 859, Якоб – в 1863 году. Любовь к своему народу, стремление поставить науку на службу обществу отчетливее всего, может быть, обнаруживается в «Детских и семейных сказках». Приверженность братьев Гримм к активному, деятельному гуманизму именно в работе над собиранием и изданием сказок проявилась в наиболее демократических формах, близких стихийно-созидательному народному духу. В то же время гуманизм этот был и вполне осознанным, о чем свидетельствует и обращение братьев Гримм к читателям в предисловии ко второму изданию своих сказок: «Помня о благотворной силе сказки, мы отдаем эту книгу всем добрым людям и хотели бы только, чтобы она никогда не попала в руки тех, к го даже эти крохи поэзии не хочет вернуть бедным и сирым». Благотворная сила сказок братьев Гримм вот уже свыше полутора столетий служит человечеству и никогда не иссякнет, как не может иссякнуть породившая их созидающая сила трудового народа. Читатель, несомненно, ощутит это на страницах книги Г. Скурлы.


Загрузка...



Схожі твори: