Головна Головна -> Твори -> Всеобщие Хроники Испании: «Двор короля Хуана II – Возрождение»

Всеобщие Хроники Испании: «Двор короля Хуана II – Возрождение»



Кастильский народ, исключительно занятый своей борьбой с аравитянами, искавший в поэзии лишь возбуждения к этой борьбе да прославления своих подвигов, получает во второй половине XIII века сильный умственный толчок, который сразу дает иное направление его деятельности. Мы имеем в виду здесь знаменательную эпоху царствования Альфонса X, названного Мудрым (или Ученым – el Sabio) и, конечно, вполне заслужившего такое имя, потому что в те времена невежества и умственной тьмы он первый стремится к свету, ко всему, что возвышает человеческий дух. Его долгое царствование (оно продолжалось 32 года, 1252-1284) не было ознаменовано ни громкими победами, ни крупными территориальными приобретениями, государство оставалось при нем все в тех же границах, как при Фердинанде Святом. Но, тем не менее, этот монарх по праву может быть назван великим за свою грандиозную попытку преобразовать грубое, необузданное общество, исключительно проникнутое воинственным духом, – в мирную, просвещенную нацию, стремящуюся к прогрессу во всех отраслях знания, и тем положить начало ее умственному и нравственному совершенствованию.

Было бы, однако, неосновательно утверждать, что кастильский народ сразу присоединился к этим благим усилиям своего монарха, ведь переход от грубой лагерной жизни к мирному культу искусств и наук вообще совершается трудно и медленно. Частые восстания крупных вассалов в течение всего царствования Альфонса X, та легкость, с какой он был свергнут с престола своим родным сыном Санчо Храбрым (el Bravo), наконец, кровавые междоусобные войны, отметившие позднейшие царствования Педро Жестокого и брата его Генриха Трастамарэ, – все это ясно показывает, что народ сильно противодействовал попыткам мирного преобразования и смягчения его нравов, что умственные интересы упорно отодвигались им на последний план. Тем не менее, при историческом обзоре первых лет XIV века, нельзя не заметить резкой перемены в характере всех литературных произведений, появлявшихся тогда в Испании; в них уже нет того замкнутого, исключительного, национального духа, каким проникнуты песни o Сиде, и это всецело объясняется тем, что с воцарением Альфонса X Кастилия открыла широкий доступ чужеземным влияниям, она воспринимала их, подчинялась им и, уже не ограничиваясь одним родом литературы, усваивала все ее отрасли, все направления.

В доказательство того, что мы не преувеличиваем значения деятельности Альфонса X, отметим здесь мимоходом, хоть главные из оставленных им исторических памятников достаточно и одного нашего краткого перечня, чтобы судит, как далеко опередил свой век этот монарх, и как сильно он должен был влиять на своих современников. К его же влиянию мы смело можем отнести и перемену в направлении кастильского двора, совершившуюся в царствование Хуана II (1406-1454).

Прежде всего, укажем на так называемые Альфонсовы Таблицы, составленные с целью ознакомить народы запада со всеми астрономическими открытиями восточных ученых. Составление этих таблиц было поручено Альфонсом X астрономам различных стран, преимущественно же мусульманских; пятьдесят сведущих мужей собрались по его призыву в Толедской обсерватории и в течение четырех лет непрерывно работали над усовершенствованием этого изобретения. Итак, в довершение победы над аравитянами силою оружия, Альфонс X сумел воспользоваться и плодами их науки, добытыми в пору ее самого яркого процветания.

Как законодатель, Альфонс X оставил о себе три великих памятника: первый – Espejo de todas los derechos (Зеркало всех прав) – свод законов Леона и Кастилии, второй – Fuero real, вызванный необходимостью ввести известное единство в противоречивые сборники обычного права городских общин, и наконец третий – las Siete Partidas (Этот сборник назван так вследствие его разделения на семь частей), послуживший восполнением всех пробелов, какие оставил Fuero juzgo в законах канонических, политических, уголовных, и в самих формах судопроизводства.

В области истории Альфонс X является основателем Всеобщей Хроники Испании. Он постановил, чтобы все публичные и официальные акты писались впредь на испанском языке и, не довольствуясь обнародованием этого указа, сам первый привел его в исполнение, изложив начало летописной истории Кастилии на своем национальном языке. Таково происхождение его Хроники, и хотя в ней не всегда точно отделена правда от вымысла, но уже самый почин в такой трудной задаче для того времени придает этой попытке значение громадной заслуги. Пример, приведенный выше, конечно, не мог остаться без подражателей, и действительно, в течение следующих двух веков, мы видим, что самые выдающиеся деятели на поприще кастильской политики посвящают свой труд составлению современных летописей для будущих поколений, так поведал нам канцлер Лопец де Айяла o вражде Педро Жестокого с Генрихом Трастамарэ, так же явилась впоследствии подробная история возвышения и падения коннетабля Альваро де Яюна, написанная одним из самых близких его друзей.

Сказанного, кажется, достаточно, чтобы оправдать наше мнение o степени умственного влияния Альфонса X. Некоторые историки стараются увенчать его и поэтическим ореолом, приписывая ему два произведения в стихах: одно из них известно под заглавием las Querellas (Жалобы), другое – сборник гимнов в честь Богородицы. Но оба эти опыта лучше было бы оставить в забвении, или не относить к творчеству Альфонса, так как сами по себе они совершенно ничтожны и если имеют еще какое-нибудь значение, то разве, как доказательство, что деятельность этого просвещенного монарха не ограничивалась покровительством науке, усовершенствованием законодательства, началом исторического исследования своей страны, a простиралась также и в область поэзии: он изучал все роды литературы, выискивал лучшие стихотворные формы, наиболее применимые к испанскому языку.

Известно, что король Альфонс вводил в свое отечество множество иностранных произведений и привлекал в свою столицу выдающихся поэтов. Ученые аравитяне и евреи, призванные в Толедо для составления астрономических таблиц, – как люди многосторонне образованные, несомненно повлияли и на кастильскую литературу, их понятия o художественном творчестве стали господствующими среди испанских писателей, отразились и на выборе сюжетов и даже на самом строении литературной речи, принимающей с того времени совершенно иной характер – мы уже замечаем в ней обилие фигуральных украшений, отсутствие простоты, словом, – тот вычурно-блестящий восточный колорит, что был еще так недавно почти в полном презрении y испанцев.

Гимны в честь Богородицы написаны на галицком наречии. Король, вероятно, желая теснее сблизить с центром своего государства отдаленную Галицию, оказывал особое покровительство тем талантам, что рождались в области другого святого города – Сант-Яго де Компостелла. Надо полагать, что в этом уголке Испании уже возникала тогда будущая плеяда поэтов, так как несколько позднее из них одновременно появляются два: Мациас, по прозвищу Влюбленный (el Enamorado), – прослывший образцом постоянства и верности в любви, и Родриго дэль Падрон, поэтические творения которого и поныне занимают видное место в испанской литературе.

К новому разноплеменному воздействию на кастильскую поэзию присоединялись еще прежние песнопения трубадуров на лимузенском наречии и труверов на оильском, не смолкавшие во все время царствования Альфонса X и усердно поощряемые им. Распространение в Испании мистически восторженной, страстной поэзии этих провансальских бардов, a также увлечение рыцарскими романами в духе времен короля Артура и Карла Великого были прямым следствием литературных связей, установившихся между населением по обе стороны Пиренеев. Под тем же влиянием значительно изменилось в Кастилии и общее понятие o любви, даже в народных песнях. Не семейные добродетели – супружеская верность, родительские и сыновние чувства – вдохновляют теперь поэтов, но беспредельная рыцарская преданность даме своего сердца, страстное обожание ее до гроба, это является главным мотивом всей поэзии Мациаса и с той поры становится общим идеалом. В тоже время прежнее стремление к правде в литературном творчестве, к точному и верному воспроизведению действительности, сменяется наклонностью к сказочно-романическому, ко всему, стоящему вне естественных законов.


Загрузка...



Схожі твори: