Головна Головна -> Твори -> Взгляды Толстого на исторический процесс и его представление о полководце

Взгляды Толстого на исторический процесс и его представление о полководце



”С конца  1811 года началось усиленное  вооружение и сосредоточение сил западной Европы и  в 1812 году силы эти- миллионы людей двинулись с запада на восток, к границам России, к которым точно также с 1811 года стягивались силы России. 12 июня силы  западной Европы перешли границы России и началась война, т.е. совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие.” Так начинается третий том романа-эпопеи Л. Н. Толстого  “Война и мир”.

Так начинаются размышления Толстого о  войне 1912года, о причинах этой войны, где раскрываются основные философские взгляды Толстого на исторический процесс вообще. Исторический ход событий развертывается в романе документально и хронологически точно. Роковой  датой Отечественной войны  выставляется дата 12 июня 1812года – день, когда  Наполеон, по словам тогдашних  историков совершенно неожиданно и вопреки всем стратегическим и дипломатическим соображениям  отдал приказ о наступлении, и великая французская армия перешла границы России. Что же двинуло эти потоки людей? Отчего сотни тысяч народу  отреклись от своих мирных человеческих чувств, ринулись с запада на восток, чтобы грабить, убивать, совершать тысячу преступлений? Была ли эта война неизбежна и почему? Что влекло на этот рискованный путь Наполеона? Этими вопросами задавались и истолковывали их на свой лад до Толстого многие историки, политики, стратеги, ученые. Каждый находил причину и считал ее самой важной и решающей. “Для нас потомков, не историков, не увлеченных процессом изыскания ,-говорит Толстой ,- и потому с незатемненным здравым смыслом  созерцающих событие, причины его представляются в неисчисляемом количестве. Чем больше мы углубляемся в изыскание причин, тем больше нам их открывается…” По словам Толстого миллиарды причин совпали для того, чтобы произвести то, что было.

“Без одной из этих причин ничего не могло бы быть… Действия Наполеона и Александра, от слов которых зависело ,казалось чтобы событие совершилось или не совершилось – были также мало произвольны, так и действие каждого солдата, шедшего в поход…”

Толстой считает, что причину исторических факторов следует искать не в действиях отдельных героев, а в коллективном волеизъявлении масс: “Для изучения законов истории мы должны изменить совершенно предмет наблюдения, оставить в покое царей, министров и генералов, а изучить однородные бесконечно малые элементы, которые руководят массами.”

”Необходимо было, чтобы миллионы людей, в руках которых была действительная сила ,- солдаты, которые стреляли, везли провиант и пушки ,- надо было, чтобы они согласились исполнить… волю единичных и слабых людей и были приведены к этому  бесчисленным количеством сложных , разнообразных причин.” И по мере того, как продвигалась армия Наполеона, росла ее коллективная уверенность в победе и героизм. Наполеон весь находится под влиянием  этой коллективной воли. Не армия повиновалась Наполеону, считает Толстой, а Наполеон выражал стремления армии, был его голосом. Не Наполеон  создавал свои рискованные планы, а армия диктовала их Наполеону. Вот почему Наполеон действовал вопреки всем дипломатическим соображениям и даже своим собственным решениям.

”В исторических событиях так называемые великие люди, суть ,ярлыки, дающие наименование событию, которые также как ярлыки менее всего имеют связи с этим событием.” Толстой заблуждается, отрицая какую бы то ни было роль личности в историческом процессе и , вообще сознательное, осмысленное участие личности в нем. Кроме того, Толстой  проповедует фатализм в истории. “Ход мировых событий предопределен свыше”. Говоря словами Толстого. Люди двигались с запада на восток убивать друг друга “неизбежно выполняя предписанные им законы.” Каким же представляется Толстому настоящий полководец? Конечно, это не самовлюбленный Наполеон, которого Толстой разоблачает как личность, и как “гениального полководца”. Наполеон – это ничтожнейшее орудие истории, никогда и нигде, даже в изгнании не высказавший человеческого достоинства. С удивительным  мастерством Толстой вскрывает индивидуальную беспомощность Наполеона, который почти бессознательно и помимо своей воли движется к предсказанной себе исторической цели. Зато он переполнен любовью к себе, уверен в своей гениальности и величественности. Совсем другим предстает перед нами Кутузов.

Вот , например, как по-разному ведут себя два полководца во время Бородинского сражения. Наполеон беспрестанно раздает приказания уверенный, что он руководит боем. Между тем ни одно его приказание не может быть выполнено и не выполняется. Иначе ведет Кутузов:” Долголетним  военным опытом он знал и понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борющихся со смертью, нельзя одному человеку, и зная, что решают участь сраженья не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называющаяся духом войска , и он следил за этой силой и руководил ею насколько это было в него власти.” И тут Толстой , отрицающий влияние личности на исторический процесс, не может не остаться верным жизненной правде и исключить огромную роль Кутузова в войне 1812 года. “Трудно себе представить историческое лицо, деятельность которого так неизменно постоянно была бы направлена одной и той же цели. Трудно вообразить себе цель более достойную и более совпадающую с волей всего народа.”

Андрей Болконский присматривается к Кутузову, пытаясь понять, в чем его сила, и вскоре приходит к выводу, что вся сила его заключается в том, что он подчинил свою личность чему-то, что “сильнее и значительнее” его собственной воли. В облике Кутузова нет ничего от героического и величественного. Черты, отличающие Кутузова ,- естественность, простота, скромность- это те черты, которые ценил в людях Толстой больше всего .”Он вообще ничего не говорил о себе, – пишет Толстой ,-не играл никакой роли,

казался всегда самым простым и обыкновенным человеком и говорил самые простые и обыкновенные вещи.” Но именно в простоте и скромности Толстой видит величие души человеческой. Что же заставило русский народ выбирать в полководце себе этого человека? Кутузов угадал народный смысл событий 1812 года и ни разу за всю свою деятельность не изменял ему.

”Источником этой  необычайной  силы  прозрения в смысле совершающихся явлений лежал в том, народном чувстве, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его. Только признание в нем этого чувства заставило народ такими странными путями, из немилости находящегося старика, выбрать его, против воли царя, в представители народной войны.” Можно с уверенность сказать, что в Кутузове нашли свое воплощение толстовские идеалы настоящего полководца – патриота.


Загрузка...



Схожі твори: