Головна Головна -> Твори -> Творческий путь Алексея Николаевича Арбузова

Творческий путь Алексея Николаевича Арбузова




Полувековой творческий путь Алексея Николаевича Арбузова – достаточно редкий в отечественной словесности пример беззаветной преданности только одному роду литературы – драме. Он создал более тридцати пьес, ни разу не изменив своему главному призванию – призванию драматурга. Произведения Арбузова имели разную сценическую судьбу, более или менее удачную, были посвящены разным историческим событиям (их много пришлось ему пережить), но всегда были исполнены особого лирического романтизма, так свойственного его драматургическому дарованию. Не случайно Арбузов признавался, что всю свою жизнь пишет одну и ту же пьесу с продолжением. К этому можно прибавить, что в этой “пьесе” непременно есть любимые персонажи – беспокойные мечтатели, неуемные фантазеры, которые часто кажутся окружающим чудаками, – словом, такие же романтики, как и сам их создатель-драматург. И еще одно важное свойство арбузовского театра отмечают все исследователи. “Любовь всегда будет просто переполнять все пьесы Арбузова, – пишет И. Василинина в книге “Театр Арбузова”. – Если говорят, что Арбузов написал свое новое произведение, никто не сомневается – оно обязательно будет рассказывать о чувстве между мужчиной и женщиной”.

Как серьезный драматург Арбузов заявил о себе уже в конце 1930-х годов, откликнувшись на самые значительные события тех лет: коллективизацию (”Шестеро любимых”, 1935), строительство московского метро (”Дальняя дорога”, 1935). Потом последовали пьесы о Великой Отечественной войне (”Домик на окраине”, “Ночная исповедь”, “Мой бедный Марат”, “Бессмертный”, “Годы странствий”). Но волновали Арбузова всегда не столько сами события (они, как правило, служили только фоном для развития действия), сколько люди – его современники.

Может быть, наибольшая известность из ранних арбузовских пьес выпала на долю драмы “Таня” (1938), с которой связаны многие художественные открытия его театра. Здесь в полной мере проявляются и романтизм, и лиризм автора, и неоднозначность в оценке характеров и поступков героев.

Арбузов сопровождает пьесу эпиграфом из сонета Микеланджело Буонаротти: “Так и я родился и явился сначала скромной моделью себя самого для того, чтобы родиться снова более совершенным твореньем…” Драматург любит быть наглядным, и в этих словах уже скрыто метафорическое обозначение жизненного пути главной героини.

Сначала перед нами предстает уютная квартирка на Арбате, где юная любящая Таня мечтает создать свой особый мир с Германом, мир тихого семейного счастья и радостного материнства. Но для драматурга такая Таня “лишь скромная модель самой себя”, и он безжалостно разрушает ее спокойный семейный мир: Герман уходит к другой женщине, а затем героине предстоит пережить еще более страшную потерю – умирает ее маленький сын.

Что же оставляет Арбузов своей Тане? Пепелище на месте былого счастья? Не совсем так. Потеряв самых любимых людей, героиня сумела выстоять и постепенно обрела покой сильной, настоящей личности, способной перенести любую боль, “родиться снова более совершенным твореньем…”

В 1940-е годы образ Тани создавала на сцене незабываемая Мария Бабанова, позже, уже в 1960-е годы, Арбузов значительно переработал пьесу, но ее главная героиня оставалась многие годы любимой ролью молодых актрис поколения “оттепели”.

После успеха “Тани” за Арбузовым прочно закрепилась репутация камерного драматурга “чеховского плана”, и на протяжении 1950-х годов он оставался верен традиционному жанру лирико-психологической драмы. Тогда Арбузов был склонен к хроникальному построению действия: ему было интересно проанализировать процесс внутреннего созревания человека, поэтому он “растягивал” события пьесы на несколько лет, следя за теми изменениями, что происходили с его героями.

Уже само название пьесы “Годы странствий”(1954) определяет ее содержание. Все события здесь сконцентрированы вокруг фигуры главного героя – молодого врача Александра Ведерникова. Так же, как и в “Тане”, удачно начавшаяся судьба (профессиональные успехи и взаимное чувство) рождает у героя сознание собственной исключительности и опасную иллюзию, что и в дальнейшем его ждут только победы, а поставленная высокая цель жизни стоит того, чтобы подчинить ей все и вся.

Проводя своего героя через долгие “годы странствий”, драматург все резче выявляет его ошибки и заблуждения, способные опустошить человека. Но здесь необходимо помнить, что Арбузова могли увлечь герои ошибавшиеся, заблуждавшиеся, утратившие смысл и цель жизненных поисков, однако его никогда не интересовали отъявленные подлецы, откровенные негодяи.

Драматург никогда не спешит осудить, заклеймить, он стремится понять, почему человек в той или иной ситуации выглядит недостойно, низко: “Как только я начинал понимать своего отрицательного героя, – писал Арбузов, – я прощал ему его грехи, и, прощенный, он переставал быть отрицательным”.

Мир “малый”, личный, семейный и мир “большой”, профессиональный, общественный вновь сталкиваются в драме “Иркутская история” (1959). Авторское понимание и симпатии явно отданы здесь героине – Вале, потому что, в этом мы уже неоднократно убеждались, драматургу интересен прежде всего герой ищущий.

Сюжет “Иркутской истории” прост и в основе своей мелодраматичен. В центре, как почти в каждой арбузовской пьесе, любовный “треугольник”. Молодые сибирские рабочие Виктор и Сергей полюбили одну и ту же девушку Валю, кассиршу из продмага. Валя отвечает взаимностью Виктору, она устала от одиночества и мечтает о семье, но избранника явно смущает ее легкомысленная репутация “Вальки-дешевки”. Так героиня становится женой Сергея Серегина, которому прошлое Вали безразлично. Как и Таня в более ранней арбузовской пьесе, героиня с упоением погружается в милый ее сердцу семейный быт, становится счастливой матерью двоих детей. И вновь драматург намеренно резко разбивает личное счастье героини – на этот раз гибелью Сергея.

Почему драматург так настойчиво и жестко опрокидывает семейное благополучие своих молодых героинь? Быть может, потому, что, по мнению Арбузова, прочным бывает только то, что не получено “в подарок”, а выстрадано и понято тобой. Так или иначе, ради внутреннего становления и обретения себя героини Арбузова всегда проходят через трагедию. Так происходит и с Валей: гибель мужа, чувство ответственности за судьбу семьи во многом меняют ее. Сначала она спокойно, как должное, принимает помощь друзей Сергея, отдающих ей и детям часть заработка. Но постепенно мысли о жизни за чужой счет все больше тяготят Валю. Она понимает, что у нее теперь достаточно сил и достоинства для того, чтобы самостоятельно решать судьбу свою и своих детей.

Несмотря на изрядную долю мелодраматизма и сентиментальности в рассказанной им истории, Арбузов сумел создать произведение поэтичное и художественно убедительное. В отличие от более ранних своих пьес, автор широко использует в “Иркутской истории” приемы сценической условности. Резкое смешение бытового и условно-театрального пластов, ретроспекция в организации действия, временной монтаж, свободное перенесение событий из недавнего прошлого в настоящий день – все это было необходимо Арбузову для того, чтобы активизировать связь между зрителем и сценой, придать событиям значительный характер и даже эпический размах. Для этой же цели в действие вводится Хор, который, по замыслу драматурга, должен был стать “душой пьесы, душой, которая любит, страдает, верит и отвечает за героев”. Подобно Хору античной драмы, Хор в “Иркутской истории” поясняет зрителям обстановку, излагает предысторию героев, вступает с ними в беседу, обсуждает происходящие события. Часто к Хору действующие лица пьесы обращаются за поддержкой, а затем сами становятся его участниками.

Такой смелый художественный эксперимент был принят далеко не всеми критиками: многие справедливо упрекали автора в том, что присутствие на сцене Хора обязывало к большему философскому наполнению, к большей содержательности раздумий о современности. Действительно, в “Иркутской истории” соединение сентиментальности, эпики и публицистики выглядело не всегда органично.






Схожі твори: