Головна Головна -> Твори -> Своеобразие изложения «Слова о походе Игоря»

Своеобразие изложения «Слова о походе Игоря»




Поэма «Слово о походе Игоря», будучи высочайшим художественным достижением древнерусской литературы, одновременно представляет собой виднейшую памятку древнерусского литературного языка. Причем она является свидетельством самобытности этого языка, который родился на народной восточнославянской основе. «Слово» насыщено специфическими словесно-образными средствами, тропами как метафорического, так и метонимичного происхождения. И несмотря на это, оно не производит впечатления образной перенасыщенности, не теряет простоты. Наиболее распространенное художественное средство в произведении – это эпитет. Эпитеты «Слова» не одинаковые по своей художественной фактуре. Немало из них метафорических, построенных по принципу перифразы: «О, Боян, соловей времен давних!» и т.п.

Поэтические качества произведения в значительной мере предопределяются характером эпитетов и не только смысловыми, зависимыми от контекста оттенками эпитетов, а и количеством их. Так, эпитет великий в разных значениях и грамматических формах находим в «Слове» 18 раз, храбрый – 16, золотой – 16, кровавый – 5 и т.д. Частое повторение этих эпитетов не вызывает ощущения какого-то надоедливого однообразия, так как большей частью они выступают как эпитеты постоянные, которые будто бы составляют звуковую материю слова, подчеркивая его эмоциональное звучание. Так, эпитет великий часто выступает как постоянный в названии реки Дон: «Галки стадами бегут к Дону великому».

Тем не менее, в других случаях этот эпитет используется для характеристики величия виднейших русских князей: «…давний великий Ярослав»; «Тогда великий Святослав обронил золотое слово». Эпитет золото не только оказывает содействие воспроизведению обстановки богатого княжеского быта, а и предоставляет авторскому стилю возвышенное торжественное звучание. Сравнения в «Слове о походе Игоря» менее многочисленные, чем другие языково-художественные средства. Большинство из них непосредственно сливаются с метафорой, почти неотделимы от нее. Так называемые прямые сравнения «Слова» также очень лаконичные. Все они очень выразительные, основываются на глубоких наблюдениях и глубоких сопоставлениях. Временами сравнения разворачиваются в большую картину, как например, сравнение кровавого боя с засевом, со свадебным банкетом, с молотьбой.

«Черная земля под копытами костями была засеяна…». Выразительным свидетельством словесно-образного мастерства «Слова о походе Игоря» является его метафорическая система. Большинство метафор памятки художественно утонченные, свидетельствуют о чрезвычайно высокой художественной культуре автора. Именно они большой мерой предопределяют тот исключительный художественный динамизм, который дает нам право сопоставлять «Слово» с музыкальной симфонией. Трижды встречается в «Слове» очень вместительная и выразительная метафора «крамолу ковать». На Руси издавна умели ковкой обрабатывать металл и название этого производственного процесса, естественно, здесь положено в основу метафоры, тем не менее богатство содержания этого языково-художественного образа достигается символическим значением существительного меч. В те времена меч был символом власти, войны. Нередко он выступал как символ всего русского народа. Меч считался священной вещью. Вот почему выражение «крамолу ковать» преисполнено глубокого, возможно, по-настоящему понятного лишь для современников осуждения. «Ибо Олег мечом крамолу ковал». Одной из любимейших разновидностей метафоры для автора «Слова о походе Игоря» является персонификация. Прежде всего, персонифицированной выступает в поэме природа. Автор наделяет ее всеми чертами живого существа. Она у него радуется, щурится, беспокоится, страдает, короче говоря, преисполнена тех же самых чувств, что и люди. Сугубо изобразительную стилистическую функцию выполняют в «Слове» имена языческих древнерусских богов Хорса, Велеса, Стрибога.

Тропы метонимичной группы в «Слове о походе Игоря» представлены значительно скупее, чем метафорические. Некоторые метонимичные выражения «Слова» основываются на замене количественных соотношений, то есть представляют собой синекдохи: «А Святослав грустный сон видел в Киеве на горах; что сделали все с моей серебренной сединой?».

Цель каждого из них – усилить свежесть, выразительность изложения. Риторически-отделочную функцию выполняют в «Слове» немногочисленные перифразы. Они предоставляют языку фигуральности, а, кроме того, с их помощью автор избегал повторов там, где считал это за нужное. Ораторскую публицистическую направленность языка усиливают афористические выражения. К афоризмам «Слова» следует отнести такие выражения: «Хоть и тяжело той голове быть без плеч – плохо и телу без головы».

Таким образом, рассмотрев художественные особенности «Слова о походе Игоря», мы можем сказать, что «Слово» является, без сомнения, самой выдающейся художественной памяткой древнерусского писательства, одним из самых совершенных художественных произведений мировой литературы. Особенно отмечается своей изысканностью, художественным совершенством система словесных языково-художественных средств памятки. Эпитеты, сравнения, метафоры, персонификации, символы, метонимии и другие тропы поражают своей свежестью, богатством и разнообразием. Богатейшая система художественных средств «Слова» вырастала на почве устного народного творчества. Поэтика поэмы тесно сплетена с поэтикой фольклора. Но, беря фольклорные языково-художественные средства за основу, автор совершенствовал, оттачивал, насыщал их глубинным содержанием. Поэтому можем с полным правом сказать, что совершенная система художественных средств поэмы является произведением индивидуального поэтического гения ее автора. Не удивительно, что после 1800 года, когда в Москве, в сенатской типографии, поэма была отпечатана отдельным изданием, культурная общественность сразу заинтересовалась.

Первый стихотворный перевод – перепев осуществил в 1803 году И. Серяков, и назывался он «Поход Игоря против Половцев». Отголосок «Слова» мы встречаем во многих произведениях А. С. Пушкина, который по свидетельствам современников, знал его наизусть. Его «Руслан и Людмила», «Песня о вещем Олеге», «Полтава», «Борис Годунов» можно считать подготовительными материалами к переводу поэмы. Это же можно сказать и о произведениях К. Рылеева («Боян», «Рогнеда»), М. Лермонтова («Песня о купце Калашникове»), Н. Гоголя («Тарас Бульба», «Страшная месть»). А перевод «Слова» В. Жуковским не потерял своего значения и по сей день. В Украине поэму впервые перевел М. Шашкевич в 1833 году, но до наших дней дошел только «Плач Ярославны». Т. Шевченко планировал перевести и издать старинную памятку на украинском языке, однако успел перевести лишь отрывки «Битвы на Каяле» и «Плач Ярославны». Позднее «Слово» стихами и прозой перевели М. Максимович, С. Руданский, И. Франко, П. Мирный, Б. Гринченко. XX столетие углубило внимание художников к «Слову о походе Игоря», которое вдохновляло их на создание ярких переводов и перепевов. На темы и сюжеты «Слова» были написаны поэзии М. Рыльского, П. Тычины, М. Бажана, П. Воронько, Д. Павлычко, И. Калинца, А. Малышко. (Надо сказать, что Андрей Малышко издал даже два сборника: в 1946 году – «Ярославна», а позднее – «Слово в полке»). Не обошли вниманием «Слово» и авторы прозаических художественных произведений. Олесь Гончар ко всем трем книгам его знаменитого романа «Знаменосцы» взял эпиграфы из этой древнерусской памятки.

Героика «Слова» восхищала не только литературных деятелей, в музыке оно звучит не менее волнующе. А. Бородин посвятил давним трагическим событиям славянской истории оперу «Князь Игорь», а М. Лысенко – композицию. Целая галерея живописных произведений была рождена выдающейся памяткой, в ней – и портреты, и пейзажи, и жанровые полотна. Работы В. Васнецова, В. Перова, М. Рериха, Г. Нарбута, О. Кульчицкой стали достойными иллюстрациями прекрасной поэмы, которая живет уже много веков. И я убежден, что время над ней не властно, так как настоящий человеческий патриотизм всегда стоит выше времени.






Схожі твори: